МОЖАЙСК

В конце 00-х из Можайского отделения ЛДПР выгнали г-жу Быстрову. Когда г-жа Быстрова пришла к председателю отделения партии “ЯБЛОКО” в Можайске – известной правозащитницей, то она пообещала привести в партию, в случае своего включения в состав Яблока, около 60 человек, которые выйдут из ЛДПР вместе с ней.

К выборам Быстрова посетила офис Яблока, где пообещала с три короба. Через неделю в офис за документами поехала председатель отделения, в офисе ей сообщили, что она больше не председатель, а председатель Быстрова. При этом Быстрова заявляла, что её выбрали председателем отделения, однако, протоколов ни она, ни МОРО предоставить не может.

Быстрова известна своими махинациями с землёй, работая посредником при оформлении документов, она, взяв 2,5 млн. рублей, переписала землю на сноху, а после, поделив участки, их продала. В 2013 году провела митинг в защиту пайщиков. См. обращение Игоря Кукушкина.

В 2012 году из отделения исключили 22 человек, при этом один из них был знакомый В. Романюка, который не заявлял о выходе из партии и не собирался из неё уходить. В то же время, за прошедшие три года не было проведено ни одного собрания, при этом члены отделения готовы это подтвердить.

На последних муниципальных выборах Быстрова без согласований и разговоров поставила своего сына на первое место в списке Яблока на выборах в Совет Депутатов. Гунько перечислил с р/сч МОРО Быстровой 150 тысяч от МОРО, которые она потратила, в частности, на телефонные разговоры (40 тысяч), 20 тысяч на оплату работы сына-юриста. При этом выдвигавшийся Виктор Романюк из 150 тысяч не получил ни рубля.

Когда о мошеннических схемах Быстровой узнал весь Можайск, работа встала. Люди просто не хотели разговаривать, работать и вступать в партию в рядах которых была Быстрова. После этого В. Романюк и М. Романюк написали с десяток запросов и писем в МОРО с просьбой приостановить деятельность отделения, провести проверку численности, предоставить список членов отделения. В течении трёх месяцев Гунько менял свой ответ, отвечая, что протоколов собрания у него нет, потом, говорил, что они у Быстровой, потом передал протокол от 2014 года, когда Быстрову переизбрали, с подделанными подписями, в том числе, мёртвых людей. В частности, умерших в 2011 году мать и сына Золкиных. Число подписей составляло 50%+1 = 11 подписей, которые были написаны одной рукой, что видно невооруженным глазом.

В марте было подано заявление о проверке председателя и приостановке принятия членов В Можайское отделения, однако проигнорировав заявление членов Можайского отделения Гунько и Быстрова приминают 9 человек (своих родственников и друзей). На заседании Бюро Гунько нахамил Романюку, сказал, что тот алкоголик, не принимал участие в выборах и кто он такой вообще, что требует документы.

На последнем заседании местного отделения сын Быстровой украл у Вячеслава Кахоновича фотоаппарат, супруг Быстровой вел себя провокационно, бегал по помещению с ножом, кричал, что все тут пятая колонна, что они их давили и будут давить. При этом Гунько смотрел на это спокойно, пытался вести собрание, не обращал внимание на крики, хамил противникам Быстровой.

При проверке численности отделения потерялся человек – Долгов Александр (член партии с 2011 г.). Заявление от него привозила в офис Мария Романюк. Заявление успешно пропало. На собрании в Можайске 23 мая 2015 г. Романюки пытались доказать Фасееву – вот он, Долгов А. Его следует внести в список немедленно. “Никак невозможно” – отвечал Фасеев. Пишите заявление, на следующем Бюро РС вернем в партию. Начинаются бюрократические игрища: приняли-исключили-приняли. Извинения “исключенному” члену партии Фасеев не принес.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *